Афонское "Волшебное слово"

«Эвлогитэ» - по-гречески «благословите». Так обращаются друг к другу при встрече на Афоне. «О Кириос» - «Бог благословит» – такой слышат ответ. И это приветствие, поистине творит чудеса, открывая на святом Афоне любые неприступные, казалось бы двери древних монастырей.

На любое дело православный христианин должен взять благословение, иначе не будет помощи от Бога. Здесь интересен духовный опыт знаменитых подвижников, например, старца Порфирия Кавсокаливита, описанный в его труде «Житие и слова». Когда он мальчиком приехал на Афон, то по неопытности, без благословения старца, из дерева вырезал игрушку-дрозда. Старец Иоаникий, его духовный наставник, разбил этого дрозда о землю, сказав при этом назидание: «Без благословения не бывает ничего хорошего. Так ты можешь впасть в прелесть и потерять благодать Божию».

Следуя этим благочестивым правилам и собираясь в очередной раз на Афон, я взял благословение у настоятеля своего приходского храма, в надежде не только посетить афонскую гору, но общаясь с великими молитвенниками, подвизающимися в земном Уделе Божией Матери, получить их назидание, необходимое в деле несения жизненного креста.

Анализируя свой скудный духовный опыт, дерзну на его основе сказать, что прошлогодняя моя поездка на Афон очень помогла мне, дав хороший импульс в моей профессиональной деятельности, как главного тренера ЦСКА по кикбоксингу. Сразу же по возвращению с Афона, мы на базе клуба "Пересвет" в г. Сергиев Посад, провели турнир боевых единоборств "Копье Пересвета", на котором присутствовали великие русские бойцы Федор Емельяненко и Александр Поветкин. Затем, в скорости, мой воспитанник, Алексей Папин, стал чемпионом мира в категории до 95 килограмм.

России и Церкви нужны воины и их мы должны воспитывать. Сегодняшние дети, завтра смело встанут на защиту православного вероучения, сокрушая латинскую и прочие ереси, исподволь внедряемые отступниками в Христову Церковь.

Поездку на Гору Афон я оформил как и в прошлый год через фирму "Святая Гора", которая более 20 лет занимается этим направлением и зарекомендовала себя с безупречной стороны.

Все началось следующим образом.

11 января 2012 года - вылет самолета на Салоники, а затем переезд в приморский городок Уранополис, что в переводе с греческого означает -Небесный город. По пути следования в Уранополис, сделали остановку в селении Ставрос (по – гречески «Крест»), где в придорожном ресторанчике отведали осьминогов и кальмаров с белым вином. Вечером того же дня, около 20.00 приехали в Уранополис, где разместились в гостинице «Македония». Перед сном пошли прогуляться по вечернему Уранополису. На улице жителей практически не видно, только мы и местные собаки – дворняги, которые нас сопровождали с веселым лаем, пытаясь лизнуть руку или лицо, показывая этим свое расположение.

Утром 12 января получили диамонитирион - разрешение на посещение Афона, и на пароме «Эксион Нестин» отправились в монашескую республику. На пароме сразу потянуло мазутом, привычным запахом еще со времен моей военно – морской службы.

Первым монастырем, который мы посетили, был болгарский монастырь Зограф, где у нас есть два добрых товарища – иеромонахи Корнилий и Косьма. От пристани до монастыря ходу где-то минут сорок, которые пролетели совсем не заметно. В архондарике монастыря нас встретили традиционным угощением – ракией с водой и лукумом. Потом по нашей просьбе нас напоили афонским чаем – из горных трав. Затем нас поселили в 4-х местную келью с печкой, которую мы растопили на славу.

Посещение афонских монастырей мы решили начать с двух славянских обителей – болгарского Зографа и сербского Хиландара не случайно, потому что в них служба идет на привычном церковно славянском языке, в отличие от греческих монастырей.

Иеромонаха Косьму не застали, он в это время навешал своих родственников в Болгарии, а вот отец Корнилий был на месте. После вечерней службы мы пошли к нему в келью, еще пришли два послушника (сами родом из Москвы) – Павел и Алексей. Было хорошее братское общение, разговаривали по душам, говорили о наболевшем. Отец Корнилий в духовном плане - глубокий человек, настоящий монах, к такому как-то сразу испытываешь большое уважение и доверие. Он говорит спокойно об очень важных вещах, которые он сам пережил в своей жизни. Например, когда человек думает с ненавистью или неприязнью о своих личных врагах, он делает их только сильнее. А надо думать о спасении своей души – это самый благоприятный путь для человека.

В 3.00 по византийскому времени (а по московскому - в 5.00) начинается утренняя служба. В храме полумрак. Электрического освещения нет, горят только свечи. Отблеск от пламени свечей отражается на иконах. Сердцем чувствуешь особенную молитвенную атмосферу. Сколько монахов и паломников молилось здесь? Количество их можно обозначить одним словом – «море». И как морские волны накатываются на берег, так же, в зависимости от интонации и силы монашеского хора, на сердце накатываются духовные волны любви и умиротворения. Здесь буквально осязаешь неразрывную многовековую связь монашеской жизни. И приходит на память слова Преподобного Варсанофия Великого «Привяжи твою обремененную ладью к кораблю твоих отцов, и они отправят тебя к Иисусу».

На службе подали записки о здравии и упокоении за родных и близких и за тех, за кого просили знакомые братья и сестры перед отъездом на Афон.

Когда закончилась служба, мы приложились к святыням, среди которых были частицы мощей апостола Филиппа, Марии Магдалины, Игнатия Богоносца.

Перед уходом из Зографа мы зашли попрощаться к иеромонаху Корнилию в его келью. От отца Корнилия исходит любовь и доброта. Даст Бог, еще свидимся, и, надеюсь, не раз.

13 января пошли пешком в Сербский монастырь Хиландар. Шли около двух часов, но дорога прошла быстро, за духовными разговорами. Кстати, о мирских делах как-то и разговор не клеился, просто уже был другой настрой. Когда пришли в монастырь Хилондар, оказалось, что в этот день заехала большая группа сербов и в архондарике для нас не нашлось места. Поэтому нас поселили в помещении, которое более напоминало военную казарму; в этом помещении в летнее время живут рабочие. Кроме нас, там больше никого не было. Помещение само по себе не отапливаемое, внутри было чуть теплее, чем снаружи. Спали под двумя одеялами и радовались как дети любви Божией к нам, за такой райский приют.

В сербском монастыре Хиландар на поклонение паломникам вынесли великие святыни, это часть Животворящего Креста Господняя, главу пророка Исайи, часть мощей великомученика Пантелеимона и Феодора Стратилата.

После трапезы в храме был акафист Божьей Матери "Троеручица". Вместе с сербами мы пели замечательные слова акафиста: «Радуйся, Невесто Неневестная». На сердце было тепло и спокойно.

В Хиландаре вот уже восемь столетий растет самая, наверное, древняя и самая известная в мире виноградная лоза – лоза святого Симеона. Она произросла из гробницы святого сербского короля-монаха Симеона (Стефана Немани). Ему пришлось править в нелегкое для Сербии время: почти все мужское население было уничтожено турками, и народ находился на грани вымирания. Первый сын Симеона был вымолен им у Бога. Достигнув зрелого возраста, королевич ушел в монастырь на Святой Афон, приняв имя Саввы. Вначале отец противился этому решению, но вскоре смирился с выбором сына. А затем и сам последовал за ним и прожил остаток своей жизни праведно. Когда святой Симеон умер, средний его сын взмолился к Савве, чтобы тот позволил перенести мощи отца в Сербию – дабы Симеон своими молитвами покровительствовал родной земле, изнемогающей под игом чужеземцев. Братия монастыря безутешно плакала, расставаясь с мощами, но святой Симеон явился во сне игумену Мефодию и сказал, что в утешение хиландарским братьям из его пустой гробницы произрастет лоза; и до тех пор, пока она будет приносить плод, его благословение будет почивать на Хиландаре. Как известно плоды от этой лозы избавляют от бесплодия.

Мы сделали около лозы снимок на память.

14 января после утренней службы и трапезы, минуя Есфигмен, мы отправились в монастырь Ватопед.

Дорога до монастыря Ватопед была не близкая – по живописным горным тропам, по которым веками ходили монахи и паломники, пришлось пройти более 12 км. Путь занял около 4 часов. По пути я роптал на своих товарищей за то, что мы не отправились в Ватопед на пароме, но потом понял, что был не прав. Долгая дорога этого стоила. Впечатлений во время пути было много. Красота Афона надолго останется в нашей памяти.

Монастырь Ватопед хотелась посетить еще по одной причине – выразить свою поддержку братии в связи с арестом игумена Ефрема. Мы с друзьями 31 декабря 2011 года выразили свой протест против этого беззакония, приняв участие в пикете возле здания Евросоюза на Кадашевской набережной, а затем у посольства Греции в Леонтьевском переулке в Москве. Фотографии этой акции мы привезли и подарили схимонаху Фоме, который в монастыре – ответственный за расселение паломников. Отец Фома увидев снимки, сказал нам утешительные слова, что Божия Матерь не оставит тех, кто возвысил свой голос в защиту старца Ефрема.

Многие у нас в стране называют арест отца Ефрема расплатой за то, что он привез в Россию ковчег с поясом Богородицы. Какой это вызвало резонанс среди верующих – видел весь мир. Я как кадровый военный, могу сказать, что арест старца Ефрема заказан американцами, которые на протяжение 20 слишним лет опробывали на территории России, разработанное в ЦРУ экстрасенсорное оружие. Для этого в начале 90-х годов прошлого века американская разведка внедрила в России глубоко законспериравонную колдовскую сеть, поставив цель, при помощи чародейств ослабить духовное состояние наших сограждан. Прибытие Пояса Богородицы разрушило эти дьявольские козни, сведя на нет многомиллиардные программы ЦРУ. Поэтому Америка подло мстит отцу Ефрему. А мы за него молимся и благодарим Бога, зная, что воскресший Христос не оставит нас, но пошлет в скорости и избавление.

15 января на утренней службе, которая началась в 3.00 по византийскому времени, мы причастились. Перед этим на Утрене исповедовались у отца Тимофея. В этот день была память преподобного Серафима Саровского, икону которого в храме вынесли перед Царскими вратами. В Греции очень почитают святого чудотворца Серафима, обладавшего пророческим даром. Преподобный Серафим назвал Афонской горой место своего молитвенного уединения в Дивеево. Он питал особую любовь к Афону, чувствуя неразрывную связь между Афоном и Дивеево - первым и последним Уделом Божьей Матери на Земле.

После утренней трапезы мы получили особое благословение Божией Матери - на нас возложили Пояс Богородицы. Делается это так. Иеромонах выносит из алтаря Святой Пояс и возлагает его на голову коленопреклоненных богомольцев стоящих в смирении напротив царских врат. Пока Святой Пояс находиться на наших головах, священник читает уставную молитва о даровании небесной помощи предстоящим и тем, кого мы поминаем про себя в это время. В этот раз Святой Пояс вынес отец Иреней, француз по происхождению, он около 20 лет назад приехал в монастырь Ватопед, тяжело больной раком. Молясь у иконы Божьей Матери «Всецарица», получил исцеление и остался в монастыре.

После монастыря Ватопед, мы вознамерились отправиться в монастырь святого Павла, но по дороге заехали в Иверон, где поклонились одной из самых почитаемых в православном мире икон – Иверской Божьей Матери. По преданию, перед Вторым пришествием Спасителя, Иверская икона уйдет в свое первоначальное место – Иверию. Тамже приложились к раке с мощами Петра Афонского и Онуфрия Великого. Очень много мощей святых лежало в серебряных раках, но надписи были на греческом языке, поэтому их имена остались для нас неизвестными. Затем мы приехали в порт Дафни, где сели на паром "Агиа Анна" и отплыли в монастырь святого Павла. В архондарике иеродиакон Никандр разместил нас всех в 4-х местной келье, из которой открывался прекрасный вид на море. Кстати, сам отец Никандр попал на Афон из Псково – Печерского монастыря, и на Афоне уже несколько лет. Вечером мы вышли на балкон и смотрели закат, когда на наших глазах солнце скрывалось за горизонтом.

А перед этим, после вечерней службы зашли в костницу.

На Святой горе хоронят без гроба. Тело монаха обвивается его мантией и предается земле. Через три года могилу раскапывают. Если за это время тело не истлело, не принято землей, то, по убеждению святогорцев, усопший был не вполне праведной жизни. Тогда могилу снова зарывают и особенно горячо молятся за брата. Если тело истлело без остатка, а кости чисты и желтого цвета – это признак высокой духовности покойного, знак того, что он угодил Богу. Тогда кости вынимаются, омываются вином и водой и складываются в общую гробницу – черепа хранятся отдельно, в иерархическом порядке, их раскладывают на полке гробницы, на каждом указывается имя усопшего брата и дата смерти. Кроме того, в славянских обителях принято начертывать на лобную кость черепа ту же надпись, что была высечена на могильном кресте, отошедшего ко Господу. Так каждый умерший обретает свое место в этом хранилище, а живые, дожидаясь своего часа, благоговейно берегут все то, что их предшественники освятили своей жизнью. На святых угодниках, оставивших нам обожженные Нетварным огнем кости, и зиждется Церковь Христова. Какое-то странное чувство охватывает тебя, когда смотришь на сложенные в ряд на полках главы монахов, я бы его назвал чувством благоговейной робости. Это не чувство глубокой грусти и тоски, когда ты приходишь на городское кладбище помянуть родных и близких. Отношение к смерти у мирского человека и монаха – разное. Мы скорбим по тем кого любили, и кого уже нет с нами, скорбят и монахи, но у них светлая скорбь, они лучше нас понимают, куда ушел их брат.

Монахи, когда заканчивается их земной путь, уходят в горний мир. Когда-то и они ходили по этой же земле, а мы вспоминаем их, глядя на эти черепа и кости. Может быть их можно назвать «окаменевшим эхом» монашеской земной жизни? Иногда происходит событие, когда «окаменевшее эхо» оживает и начинает говорить языком горнего мира – мертвая кость начинает источать живое миро. Это событие называется «чудом», потому что не может объясниться с научной точки зрения. Еще в прошлый раз, когда я был в костнице, монашеские черепа, сложенные на полках, мне напомнили воинский строй:

Монахи, воины Христовы, всю свою жизнь посвятили борьбе за Царство Небесное, но борьба эта была особого рода:

«… наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной».

(Послание апостола Павла Ефесянам, глава 6).

16 января, после утренней службы, мы пошли в скит святой Анны, идти до него от монастыря святого Павла чуть больше часа. В скиту мы приложились к стопе святой Анны, матери Богородицы и поставили у ее иконы свечи. Монах вынес нам кофе с водой и лукум. Очень красивое место - сам скит святой Анны и путь по горным тропам к нему.

В монастыре святого Павла, после вечерней трапезы, из алтаря были вынесены святыни для поклонения, это золотой крест с частицей Креста Господня, лобная часть главы целителя Пантелеимона, рука Максима Исповедника, мощи Василия Великого, Иоанна Златоуста и Григория Богослова и дары волхвов – золото, ладан и смирну.

Вечером к нам в келью зашли побеседовать монах Давид и отец Никандр. Большое им спасибо, что уделили нам время. У нас, мирян, много вопросов, и на многие из них мы получили ответы.

17 января - последний день нашего пребывания на Святой Горе. В 3.00 по византийскому времени отправились на службу и после трапезы, собрав вещи, зашли к иеродиакону Никандру, он напоил нас чаем с лукумом, к нам присоединился позже отец Давид. Какие же они прекрасные люди! Поблагодарили в их лице всю братию монастыря за приют и гостеприимство и отправились на причал. Пока ждали паром, любовались кристально чистым морем. На несколько метров в глубину просматривается дно. По поверхности воды сновали целые стаи мелких рыб. Кто-то из паломников кормил рыбок хлебом, которые отщипывали от него крошки, пока из глубины, как торпеда, стремительно не выплывала большая рыба. Она сразу захватывала весь кусок и утаскивала его на дно. Совсем, как в современном человеческом обществе, где самый сильный – он же самый сытый.

Прибыв на пароме в Уранополис, мы сели на машину и отправились в Салоники. Поселившись в гостинице, посетили храм великомученика Дмитрия Солунского. Величественный храм, в котором несколько смущает то, что стоят кресла для верующих, как у латинян. Тут такие церковные правила. Приложились к раке с мощами святого Дмитрия Салунского и сделали снимки на память. В этот вечер город Салоники не на шутку бурлил политическими страстями. На центральной площади, которая носит имя философа Аристотеля, проходил митинг греческих трудящихся и среди манифестантов преобладали красные флаги. У одного их протестующих на футболке был, даже, портрет товарища Сталина. Ну совсем как в Советском Союзе. С хорошим настроением мы зашли в небольшое кафе, где оказалось работают наши соотечественниками (еще по Советскому Союзу). Они приехали сюда из Грузии во время правления Гамсахурдии, который им (этническим грекам) прямо сказал, что надо отправляться на родину предков. Поначалу им было очень хорошо здесь, а сейчас, в разгар экономического кризиса, не очень.

18 января - в Крещенский Сочельник, вернулись в Москву и сразу же окунулись в праздничную атмосферу Крещения Господня.

«Возьми в пример героя» - говорил русский архистратиг Александр Васильевич Суворов, который сам был глубоко верующим человеком. Он любил и берег своих солдат, и они, по его словам, «русские чудо-богатыри», творили чудеса мужества, стойкости на поле брани. Человек, особенно в наше время, нуждается в жизненных примерах. И на Афоне идет война, его история – это история непрекращающейся духовной брани монахов за спасение души и Царство Божие. И просто замечательно, когда ты видишь таких подвижников, которые в своей монашеской жизни следуют напутствию апостола Павла:

«Будьте подражателями мне, как я Христу». (1-е Послание Коринфянам, глава 11).

У них очень многому учишься и уезжаешь со Святой Горы буквально окрыленным, помня, что за тебя будут молиться истинные воины Христовы.

Дай, Бог, благополучия и мира всем православным христианам!

Константин Новиков

Афон, 11.01-18.01.2011г.

← Назад